«Нет великого ума без капельки безумия!» — воскликнул как-то Сальвадор Дали, подразумевая, конечно, в первую очередь самого себя. Глядя на картины знаменитого испанца, с этим легко можно согласиться. Но тогда, может быть, справедливо будет и обратное утверждение — в безумцах тоже есть капелька гениальности?.. Именно о таких людях писал в своих книгах известный британский нейропсихолог Оливер Сакс. Его пациенты, страдавщие различными психическими расстройствами, при этом оказывались талантливыми музыкантами, художниками, имели феноменальные способности к запоминанию чисел.

Можно представить, будто человеческий разум подобен качающемуся маятнику: чем шире амплитуда его движений, тем выше его мыслительный и творческий потенциал, но при этом возрастает и опасность вылететь за грань разумного. Проще говоря, чем более человек одарен умом, воображением или каким-либо иным талантом, тем больше у него шансов «перегреться» и однажды оказаться пациентом психушки.

Где же находится эта центральная грань, отличающая одно состояние от другого: нормальность от безумия? И существует ли она вообще? Чтобы попытаться ответить на это вопрос, надо быть психиатром, не меньше. Хотите попробовать? Это возможно!

В репертуаре пермского театра «Туки-Луки» есть уникальный спектакль «Мысль. История убийства». Это моноспектакль по рассказу Леонида Андреева, режиссер — Ярослав Колчанов. Лично я бы назвала эту постановку театральным экспериментом.

Судите сами: всем зрителям, пришедшим на спектакль, предлагается перевоплотиться в участников действия, а точнее — в экспертов-психиатров. Задача проста: переодевшись в костюм врача (белые халаты выдаются прямо в зрительном зале), нужно внимательно выслушать историю болезни пациента и вынести вердикт — здоров или безумен? Нюанс в том, что пациент совершил убийство, и приглашенные эксперты, по сути, одновременно являются и судом присяжных, которым в финале предстоит самостоятельно ответить на вопрос: виновен или нет?

Главную роль доктора Антона Игнатьевича Керженцева играет актер театра «Туки-Луки» Валерий Погорелый. Это удивительный артист с поистине уникальной фактурой и пластикой, позволяющими ему легко перевоплощаться и в доброго волшебника, а в злодея, и в безумца. С первых же секунд появления на сцене его герой буквально завораживает зрителя и не отпускает до самого конца. Антон Игнатьевич, несомненно, весьма неординарный человек, это видно по его взгляду, по манере держать себя, излагать свои мысли. И да — в нем, пожалуй, иногда действительно проскальзывает некая едва уловимая безуминка! Но не будем торопиться с выводами, дослушаем историю пациента до конца.

Любопытный факт — Антон Игнатьевич вовсе не пытается расположить к себе приглашенных экспертов-психиатров и уж тем более вызвать их сочувствие. Он хладнокровно рассказывает историю своей жизни с того момента, как в его голове впервые зародилась мысль совершить убийство. Будучи доктором, он словно препарирует сам себя, постепенно доставая и выкладывая перед зрителями отдельные кусочки своего вызревающего замысла, чтобы в итоге сложить их в единый жуткий калейдоскоп.

Жизнь Антона Игнатьевича, известного и уважаемого в городе врача, отнюдь не похожа на трагедию. Говоря современным языком, он типичный представитель среднего класса, вполне успешный человек, умный и образованный, обеспеченный материально. Такой же, как и мы с вами, господа эксперты-психиатры! С личной жизнью, правда, не сложилось — любимая девушка ответила отказом. Ну, не просто отказом, она еще и рассмеялась в ответ. Долго смеялась! И замуж вышла не за кого-нибудь, а за лучшего друга… Кстати, именно его впоследствии и убил доктор Керженцев, находясь, возможно, в припадке безумия.

А теперь скажите честно: что бы вы чувствовали, испытав незаслуженную обиду и унижение? Не хотелось ли вам порой кого-нибудь убить? Не испытывали ли вы жгучую ненависть к человеку, которому вы доверяли, а он вас предал? Не находились ли вы сами в моменты отчаяния в том пограничном состоянии, когда нормальность слишком близко подходила к безумию? Как вам удалось унять невыносимую душевную боль? И совсем шепотом — а может быть, вам до сих пор очень больно?..

Только честно ответив самому себе на эти вопросы, можно судить другого человека, побывавшего в аналогичных обстоятельствах. И те, кто из вас без греха, пусть смело кидают камень!

Так безумен ли Антон Игнатьевич Керженцев, убивший друга тяжелым пресс-папье? Однозначного ответа со сцены мы так и не услышим.

Когда этот вопрос зрители после спектакля напрямую задавали режиссеру Ярославу Колчанову и исполнителю главной роли Валерию Погорелому, те улыбались и, не сговариваясь, отвечали одинаково: «Не знаю!» Потому что ответ на этот вопрос каждый приглашенный эксперт-психиатр, он же зритель, непременно должен дать себе сам.