Татьяна ГИМАТДИНОВА: «Журналистика — это не только средство самореализации»

Текст: Полина СУДНИКОВА
Использованы фотографии из личного архива Татьяны Гиматдиновой

«Журналистика — это очень ответственная область, начиная с того, о чём вы спрашиваете людей, и заканчивая тем, что в итоге выльется в ваши строки», — считает Татьяна Гиматдинова, руководитель группы корпоративных коммуникаций строительного холдинга «ДОМКОР» (г. Набережные Челны, Республика Татарстан). В беседе с нашим журналистом Татьяна поделилась особенностями своей профессии, рассказала о качествах, которыми должен обладать настоящий журналист, и о том, как долго, по ее мнению, просуществуют печатные издания.

Татьяна, в каком возрасте Вы захотели стать журналистом?

— Сначала я не думала становиться журналистом. Я хотела стать музыкантом, училась в детской музыкальной школе № 6 имени Салиха Сайдашева по классу виолончели. Мне прочили, что я поступлю в консерваторию и стану солирующей виолончелисткой. Но мои преподаватели честно сказали: чтобы достичь успеха на профессиональном музыкальном поприще, мненужна будет антикварная виолончель. На тот момент такой инструмент стоил 10 тысяч долларов. Более того, полагалось иметь и несколько смычков (как минимум, два — рабочий и концертный), каждый по 2 тысячи долларов. Таких финансовых возможностей у моих родителей не было. И, поскольку я хорошо писала сочинения, было принято решение попробовать себя в журналистике.

Я не пожалела об этом ни на минуту. Со временем пришло осознание: чтобы достичь успехов в музыке, нужно быть очень усидчивым: сидеть за инструментом по шесть-восемь часов в день, не вставая, и играть, играть, играть… Мне это абсолютно не свойственно — я человек непоседливый. Вполне возможно, из-за этого я не смогла бы себя реализовать в музыке.

Поэтому в 10-м классе я целенаправленно начала заниматься журналистикой, потом пошла на подготовительные курсы и позже поступила на журфак.

— Вы сказали, что Вам не свойственна усидчивость. А какие, на Ваш взгляд, качества должны быть присущи настоящему журналисту?

— Я считаю, что журналист обязательно должен уважать своего собеседника. В нашей работе встречаются абсолютно разные люди: вы можете встретить политика, но также вас могут отправить в тюрьму, чтобы взять интервью у преступника. Важно не судить собеседника, а говорить с ним на равных.

Уважение начинается даже с того, как выглядит журналист. По каждому из нас в отдельности судят обо всем профессиональном сообществе в целом. Уважение — это ещё и подготовка к интервью. К сожалению, не всегда наши коллеги по цеху читают биографию человека, интересуются сферой, в которой он работает, а это очень важно, так как собеседнику легче раскрыться, если вы с ним, скажем так, на одной волне.

— Раньше Вы увлекались музыкой. Какой круг интересов у Вас сейчас?

— Я по-прежнему люблю музыку. Люблю классику, довольно часто бываю в Органном зале, а если выезжаю за пределы своего города, конечно же, посещаю музеи, картинные галереи. Но моя главная страсть — путешествия, причём не «тюлений» отдых на пляже, а познавательный, активный. Предпочитаю больше ездить на экскурсии, узнавать что-то о стране, общаться по возможности с местными жителями. Ну, а дома очень люблю встречаться с друзьями, всегда рада им в своём доме.

— Татьяна, как Вы считаете, насколько важно знание английского языка для журналиста?

— Очень важно. Если вы хотите познакомиться с другими странами, узнать поближе местных людей, их менталитет, образ их жизни, то, конечно, необходимо знание языка международного общения. Открывайте для себя новые горизонты с английским языком! Кстати, он был моим самым нелюбимым предметом в школе, но, превозмогая себя, я учила его, ходила на курсы, к репетиторам, чтобы постоянно повышать уровень. В итоге в любой заграничной поездке английский мне очень пригождается.

В какой стране Вы мечтаете побывать больше всего?

— Таких стран много. Вообще хотелось бы побывать на каждом материке. Особенно же меня привлекают Австралия, Новая Зеландия. С удовольствием посетила бы Бразилию, Японию, что-то привлекает меня в Исландии.

— Расскажите про свой первый материал. Помните ли вы его?

— Был в Челнах такой журнал «Аргамак». Я договорилась о встрече с редактором (на тот момент мне было 15 лет). Помню, как мне было страшно, когда я ехала на первую свою «деловую» встречу! Но меня хорошо приняли, и я предложила написать очерк о педагоге своей музыкальной школы № 6, скрипаче Зуфаре Валиулловиче Мустафине. Он был уже очень пожилым человеком: ветеран войны, заслуженный музыкант — ему было, что о себе рассказать. Больше всего меня поразило тогда, что он был знаком с Героем Советского Союза Александром Матросовым, с прославленным джазовым музыкантом Олегом Лундстремом. Я написала очерк. Как я сейчас понимаю, он был крайне слабый, но все же его опубликовали.

— Хотели бы Вы попробовать себя в качестве теле- или радиожурналиста?

— Раньше хотела, но сейчас я абсолютно не гонюсь за тем, чтобы увидеть себя по телевизору или услышать по радио. Меня больше интересуют социальные сети. Мне профессионально интересна технология ведения и продвижения групп в соцсетях, возможности их монетизации. Есть ряд идей, хотелось бы реализовать какие-то проекты.

— Какие преграды в своём характере Вам помогла преодолеть журналистика?

— В первую очередь, журналистика поборола во мне страх. Согласитесь, каждый из нас испытывает его, отправляясь на встречу с незнакомым человеком, особенно если он публичная персона или обладает каким-то статусом. Но когда таких людей в твоей жизни много и встречаться с ними — твоя работа, ты начинаешь понимать, что они — такие же, как ты. Что они так же слабы, что у них тоже есть свои недостатки — и наступает умиротворение.

Ну и, кроме того, раньше я очень медленно писала. Могла по несколько дней вымучивать из себя один абзац, тем более, что мама — учитель русского языка и литературы — привила мне твердое убеждение: нельзя писать, как остальные. И вот в этом стремлении «соригинальничать» у меня проходили целые часы, а то и дни. Но потом, когда поступаешь на журфак, творческих заданий дают столько, что выбора уже не остаётся: приходится быстро соображать, так что я преодолела ещё и медлительность.

— Вы старались писать не как все. Как Вы думаете, сейчас Ваши статьи узнают по стилю без подписи?

— Мне кажется, далеко не все — только определённые материалы в жанре репортажа. Те, когда я как журналист не зажата никакими рамками и могу писать то, что думаю, что видела. Всё зависит от жанра. Если ты берешь у человека интервью и говорит в основном он, то сложно предположить, что тебя узна́ют, ведь ты пишешь ровно то, что тебе сказали. Но в жанре репортажа ты волен «излить» в материале все свои таланты. Когда ты вкладываешь в него всю душу и говоришь своим языком то, что думаешь, без оглядки, — конечно, тебя узна́ют.

— Есть ли у Вас кумиры в журналистике? Поступая на журфак, хотели ли Вы быть похожей на какого-либо известного журналиста?

— Когда я поступала на журфак, я хотела быть похожей на одну журналистку. Мне нравился в ней даже не столько профессионализм, сколько то, что этот человек близок мне по духу, по взглядам. Эта журналистка — Марина Огородникова, сейчас она живет и работает в Москве. Все, что она говорила, было гармонично моим убеждениям. Не могу сказать, что у меня есть кумиры, но мне бы хотелось быть такой же обстоятельной и скрупулезной в подготовке к каждому интервью, как Владимир Познер, такой же остроумной и прямолинейной при проведении встречи, как Юрий Дудь, и такой же свободной и раскрепощённойв написании материалов, как Андрей Колесников (ИД «Коммерсантъ»).

— Как Вы думаете, сколько ещё будут жить печатные СМИ?

— Я думаю, что их время уходит. Они перемещается в Интернет. Посмотрите, как опаздывают газеты: событие произошло неделю назад, а газета сообщает о нем только сейчас, когда об этом из соцсетей знает уже весь город. Именно из-за того, что она так безнадёжно отстает в оперативности, я думаю что со временем она перейдёт в Интернет полностью.

Будем знакомы!