Елена Попова: «Душа должна быть в полете!»

Автор: Ирина Малютина
Использованы фотографии из личного архива Елены Поповой

Лектор Пермского планетария Елена Александровна Попова с первого взгляда производит впечатление легкого, позитивного, всегда улыбающегося человека. Она уже много лет работает в планетарии: пишет сценарии, ставит полнокупольные спектакли, пишет музыку, стихи, играет на многих музыкальных инструментах. Невероятно, но Елена Александровна многому научилась сама. Ее сегодняшняя творческая деятельность — не просто счастливый дар свыше, а закономерный результат многолетнего труда, борьбы с тяжелыми жизненными обстоятельствами и постоянного стремления к поиску собственного творческого пути.  

— Елена Александровна, расскажите немного о себе…

 — Я родилась в Перми. Училась в школе № 118. Семья у нас была средняя, одевалась я скромно, часто донашивала одежду маминой сестры. Пожалуй, в детстве я была слишком легко ранимой, плакала по каждому поводу, нередко ощущала себя одинокой. Но часто это одиночество шло мне на пользу: я закрывалась одна в комнате, ставила баян на стол, изображая тем самым пианино, и начинала, стуча по кнопочкам, как по клавишам, «сочинять песенки»…Маленькой я очень любила читать. Начиная с 4 лет, прочитала все детские книжки, которые мне покупал папа. Это продолжалось класса до 3-го, а потом любовь к чтению у меня поутихла, и очень надолго. Может, она тогда как раз перешла в любовь к музыке? Моя мама немного умела играть на баяне. И вот, однажды, она предложила мне попробовать сыграть незатейливую песенку «Во саду ли в огороде». Я ее выучила за вечер, и тогда мама предложила мне начать учиться музыке. Так я пришла в музыкальную студию, где встретила Бородина Анатолия Павловича — своего любимого учителя, благодаря которому все пять лет моего обучения по классу баяна прошли просто незаметно.

 — Вы получили профессиональное музыкальное образование?

 — После школы я поступила в музыкально-педагогическое училище. Закончила его по специальности «Музыкальный руководитесь в детском саду, учитель пения в школе». Потом работала в детских садах, где мне постоянно «везло»: меня брали на период декретного отпуска предыдущего муз. работника. Так я переходила: из первого детсада во второй, потом в третий. Из третьего сама ушла в декрет. Летом мне предложили поработать в пионерском лагере, и там я поняла, что мне очень интересно работать с подростками, я в них просто влюбилась. Но, все-таки меня переманили еще в один детсад, где я познакомилась со своей подругой Лядовой Ольгой, с которой в дальнейшем мы и осуществляли разные творческие проекты.

— Вы долго искали себя, свое место в жизни?

 — Я рано вышла замуж, в 18 лет, и какое-то время жила только семьей. Но уже в 21 год я начала задумываться: разве жизнь состоит только в том, чтобы поесть, одеться, сходить на работу, прийти домой и снова все по кругу? В чем же смысл жизни?

Однажды, когда я уже родила дочку, у нас в школе была встреча выпускников, где мои школьные учителя уверяли, что я очень талантливая и мне нужно учиться дальше. Я, конечно, не считала себя особо талантливой, но призадумалась: а может, мне и правда нужно учиться? Тогда где?.. И я почему-то, интуитивно, поехала в наш Пермский институт культуры. Но… моя поездка оказалась напрасной. Было чувство, что все двери, в которые я пыталась заглянуть, передо мной просто захлопывались. Это была какая-то магия… Я вышла из института в подавленном состоянии, было одно желание — уйти отсюда. Какая учеба? Живу, работаю, семья — что еще надо? Иду пешком, разговариваю сама с собой: «Господи, что же мне все-таки делать дальше? Подскажи…» В таких смятенных мыслях я не заметила, как дошла до Разгуляя, где было мое музыкально-педагогическое училище, и я решила зайти. Там мне буквально навстречу вышла Наталья Никитична Соловьянова, моя учительница по вокалу. Она пригласила меня к себе в кабинет, я ей рассказала о своем неудачном походе в институт. И она дала мне очень дельный совет: «Если не знаешь, зачем тебе учиться, значит, пока не надо. Займись пока саморазвитием: читай все, что будет тебе интересно, копи знания, опыт, выстраивай свое мировоззрение. А жизнь сама тебя потом направит. Пойдешь учиться, когда действительно поймешь, что ты хочешь от высшего образования». Я ушла от нее окрыленная и благодарная. Я погрузилась в литературу. Начала с романов, потом перешла на публицистику, философию, психологию, историю. Еще у меня была старшая подруга, Алла, очень начитанная, интересная; она подсказывала мне, что прочитать, научила вести читательский дневник, куда нужно выписывать все, что затронуло в книге. Так, через книги, я начала познавать самое себя. А в дальнейшем поняла, что важно не СКОЛЬКО ты прочитал книг, а ЧТО именно ты прочитал… И какие из них помогли зародиться чему-то новому в твоем сознании…

 — Когда же Вы начали писать стихи, музыку?

 — Стихи я начала писать в 24 года. Это впервые произошло летом, 14 июля. В тот день я ходила по дому с ощущением, что со мной что-то происходит, мне будто не хватало воздуха. Потом я интуитивно взяла ручку, бумагу и написала стихотворение. Я его даже не помню, но зато помню облегчение после посетившего меня напряжения. Стихами тот первый опыт я бы даже сейчас не назвала, просто рифмованные строки. Но тогда я поняла, что могу и хочу писать стихи, и начала писать их ежедневно. Но, вскоре, стихов мне стало мало, и у меня начались страдания по музыке: «Жаль, не дана мне мелодии тайна, да и стихи я пишу лишь случайно». Тогда же муж купил мне синтезатор, и я постепенно вышла на песенное творчество. Это случилось через 8 месяцев после того, как я начала писать стихи. Сейчас у меня больше 90 своих песен.  

— Где Вы исполняли свои песни?

 — На самых разных площадках — выступали во дворцах, на Дне города, даже в ночных клубах. Где мы только не были! Однажды на Губернском концерте мы исполнили дуэтом с пермским шоуменом Дмитрием Писаревым мою песню «Ветеранам». В 96-м году подруга Ольга привела меня в поэтическую студию им. Н.Домовитова, где я познакомилась с пермской поэтессой Ниной Ивановной Субботиной. Она многому научила меня, за что я ей очень благодарна. Жизнь всегда посылала мне таких людей, которые меня куда-то «двигали». Чужие по крови, но родные по духу люди всегда вели меня по жизни и передавали один другому, потому что сама я никуда не пошла бы. Мне очень повезло.

- Как произошло ваше первое знакомство с планетарием?

 — В планетарий я пришла впервые с поэтической студией, мы готовили здесь поэтические вечера, в которых звучали и мои песни. Это было в 2001 году. Для меня это был сложный период: умер мой первый муж, мы с дочкой жили на пенсию и на мои непостоянные заработки от написания сценариев, песен. Я искала работу с постоянным заработком, и Нина Ивановна Субботина посоветовала обратиться к директору планетария. Я тогда боялась Таисью Леонтьевну, она казалась мне неподступной, властной, но однажды мое мнение внезапно изменилось. Нина Ивановна меня решила сама представить, Таисья Леонтьевна улыбнулась так, что весь мой страх внезапно исчез. И она пригласила меня прийти к ней завтра. Меня назначили зав. массовым отделом планетария. Я очень боялась, что не справлюсь, но решила попробовать. И попробовала! Так вышло, что Нина Ивановна Субботина и Таисья Леонтьевна Балтина стали мне как крестные мамы, которые дали путевку в космическое путешествие, из которого я не возвращаюсь уже скоро 20 лет. Здесь я практически полностью реализуюсь, под звездным куполом планетария можно творить бесконечно.

Именно в планетарии я вскоре познакомилась со своим вторым мужем. Мы поженились, у нас родился сын, но семьей мы прожили недолго — любимый муж внезапно умер от скоротечной болезни. Мне было не до чего… Тогда Таисья Леонтьевна взяла меня в охапку: «Вы сильная, надо работать, у нас скоро Новый год». И я включилась в работу. Мне ничего иного не оставалось, как сказать себе: «Все. Я не думаю». И как говорила Скарлетт: «Я подумаю об этом завтра». Время лечит… Вообще, конечно, было сложно. Сейчас иногда вспоминаю и думаю: как я все это пережила? Были недомогания, нападали депрессии, уныние. Хотя многие окружающие почему-то видят меня неисправимым оптимистом, будто я живу под лозунгом: «Хорошо, все будет хорошо!» Может, это и хорошо. Но, на самом деле, я во всем вижу трагизм жизни. В прекрасное я захожу через постоянное преодоление, постоянную борьбу с самой собой, со своими мыслями и помыслами. Я иногда считаю себя слишком жесткой, в том числе и по отношению к себе. Иначе в этом мире не прожить.

- Как Вы вернулись к мысли получить высшее образование?

 — Учиться дальше мне предложила Таисья Леонтьевна. Я тогда работала в планетарии уже 5 лет, занималась оптическим театром, ставила программы, спектакли. Где учиться? На режиссерском отделении института культуры. Мне понравилась идея. Тогда мне помог Зуйко Юрий Павлович, доцент кафедры режиссуры — все подсказал, объяснил, успокоил (я очень боялась, что не поступлю). Я ему очень благодарна за поддержку. Так я поступила в Пермский институт культуры, на специальность «Режиссура театрализованных представлений и массовых праздников». Дорога открылась — всему свое время! Я пришла в тот же институт, но теперь все двери были распахнуты.

— Чем Вы занимаетесь сейчас?

 — В планетарии я делаю полностью спектакли, иногда даже шью костюмы. Сначала пишу сценарий (во время написания уже ориентируюсь на наших артистов), читаю его коллективу, они его одобряют, и после начинаю воплощать его в жизнь. Снимаю персонажей, записываем голоса. Показываю актерам, что я хочу от них, а они легко отзываются, исполняют и даже предлагают свое видение. Тут главное — желание сыграть на все сто. Актеры у нас — лекторы, методисты, но отличить их от настоящих порой бывает очень трудно. Когда все необходимое у меня в компьютере есть, я «ухожу в наушники» — обрабатываю голоса, подбираю и накладываю на них музыку. Иногда нужно всего два такта между фразами, но их надо найти! Зуйко Ю.П. как-то побывал у нас на спектакле и сказал: «В театре артисты играют, а твои артисты — живут ролью, и это настолько органично, что даже не видно грани между игрой и не игрой!» Мне это было очень приятно.

Сценарии я в основном пишу дома, ночью, чтобы никто не отвлекал. Некоторые сценарии пишу полностью в стихах, некоторые частично в прозе. Сценарий иногда могу писать целый месяц. Сейчас модно вставлять в спектакли гаджеты, компьютеры, деньги, что-то современное. Я предпочитаю сказку. Пусть дети побудут в сказке, тем более, если это новогодний спектакль. Мы берем классические сказки, конечно, несколько видоизмененные — у нас появляются космические атрибуты. Но у нас получаются именно сказки. Людям в наши дни не хватает душевности. Все как-то холодно везде. Даже поговорить некогда — все идут в своих гаджетах. Я стараюсь дать своими спектаклями это человеческое тепло.

 — Как на Вас повлияла самоизоляция? Сидели без работы?

 — Я была в цейтноте! Правда, я позволяла себе выспаться, но постоянно была в делах. Я делала на компьютере баннеры, ролики, лекции, записывала голос. Что-то приходилось переделывать, резать для подачи в онлайн-показ. И этому цейтноту я была очень рада. Правда, в последнее время я привыкла делать полнокупольные программы, там проекция совсем иная, изображение надо «ломать в круг», поэтому вернуться в квадрат для меня было сложно! Пришлось перестраиваться. И я очень благодарна Таисье Леонтьевне, что она «взяла» меня на дистанционку.

— Считаете ли Вы себя счастливым человеком?

 — Да. Несмотря на то, что в моей жизни было столько боли… У меня есть Бог, у меня есть внутренняя радость от чувства Его близости, что меня часто спасает, буквально на краю бездны. И я считаю себя счастливым человеком, потому что у меня в жизни есть творчество. Я не представляю, как можно жить без творчества. Когда я творю, я не чувствую, что у меня что-то болит. Творчество приподнимает над миром, над суетой, и поэтому я счастливый человек.

- В чем заключается Ваша личная формула счастья?

 — (Любовь + вдохновение) ⨯ на труд = творческий результат. Это формула моего счастья. Сейчас вся моя жизнь заключается в творчестве, в работе. И это, как правило, не совмещается с семейной жизнью.

 — Есть ли у Вас свой жизненный девиз?

 — Идти вперед и не оглядываться. Если видишь свои удачи, начинаешь расслабляться, и развитие прекращается. Если неудачи — впадаешь в уныние. Надо постоянно что-то делать, учиться, читать, слушать музыку, словом — развиваться. Работа не дает мне сидеть на месте, я благодарна ей за это. Вообще получается, что моя работа и мои многочисленные хобби как-то так соединились. Еще работая в садике, я думала, что я так много могу: рисовать, шить, играть на инструментах, писать стихи, песни, но я вроде как не у дел. Всегда хотелось чего-то большего. В планетарии я смогла наконец все это реализовать. Я очень благодарна нашему директору, коллективу, без них и их поддержки я бы многого не сделала!

 — Какие у Вас планы на ближайшее будущее?

- Сейчас я работаю над полнокупольной программой «Дед Мороз, Снегурочка и межзвездная гостья» и надеюсь, что звездный зал сможет в новогодние праздничные дни снова порадовать пермяков доброй волшебной сказкой. А еще, совсем недавно я купила себе электронное пианино для того, чтобы можно было играть и разучивать музыкальные пьесы, сидя в наушниках, и чтобы тебя не слышал никто. Это просто волшебно — только музыка и ты. Музыка — «надмирное вещество», она имеет свойство рождать в душе новые эмоции, новые силы, новое вдохновение для новых творческих идей.

Будем знакомы!